Правительство на два дня остановило работу наблюдательного совета государственного «Нафтогаза», чтобы уволить руководителя Андрея Коболева и назначить Юрия Витренко. Коболев критиковал за слабые финансовые результаты компании и непрозрачность в выплате вознаграждений топ-менеджменту. Через несколько месяцев Витренко опубликовал зарплату и бонусы команды Коболева: семь человек получили $30 млн.

После ситуации с бонусами «Нафтогаза» депутаты внесли изменения в законы о защите персональных данных и доступ к публичной информации – с октября все госкомпании обязаны ежемесячно на своих сайтах раскрывать зарплаты и бонусы членов правления и наблюдательных советов. Это касается "Нафтогаза", "Укрзализныци", "Борисполя", "Укрпочты" и еще около 1500 работающих госкомпаний. Пятница 5 ноября – дедлайн для обнародования отчета за октябрь.

Госкомпании и раньше должны были предоставлять информацию о зарплате своих руководителей, но в годовых финансовых отчетах, а не ежемесячно. Компании должны также объяснять принципы формирования зарплат и премий. "С информации о зарплатах сняли все возможные грифы конфиденциальности", - говорит Александр Лысенко, заместитель председателя направления корпоративного управления в KSE.

Зачем нужны изменения? Они помогут увеличить прозрачность работы госкомпаний и уменьшить коррупционные риски, пишет в пояснительной записке к закону его инициатор и единственный автор, представитель Верховной Рады Руслан Стефанчук. Он отказался поговорить о законе с Forbes. "Информация о размере вознаграждения за работу руководства госкомпаний поможет контролировать, насколько эффективно тратятся публичные средства", - пишет он.

Один из руководителей фракции «Слуга народа» на правах анонимности говорит, что Стефанчук написал этот закон после того, как послал запрос на раскрытие информации о зарплатах и ​​бонусах топ-менеджеров «Нафтогаза» и получил вместо отчета отписку. Экс-глава "Нефтегаза" Андрей Коболев подтвердил, что обсуждал вопросы зарплат со Стефанчуком, но отказался раскрывать содержание этих разговоров. «Мы получали огромное количество депутатских запросов, – говорит Коболев. – Поскольку они противоречили закону о защите персональных данных, мы не имели права предоставлять такую ​​информацию». Стефанчук проигнорировал запрос Forbes.

В прошлом, по словам Артема Кузьменко, партнера юридической фирмы Eterna Law, крупные компании, прошедшие через процедуру корпоратизации, включая «Укрзалізницю» и «Нафтогаз», в большинстве случаев действительно отказывались предоставить размер зарплат, ссылаясь на то, что они не имеют прямого бюджетного. финансирование "Этот недостаток принятый закон действительно устраняет с достаточным уровнем детализации", – говорит Кузьменко. Однако, по его словам, за невыполнение требований закон не предусматривает наказание. "Возможно, эта недоработка будет устранена в ближайшее время".

Публикация вознаграждений сделает высокооплачиваемых управленцев из госсектора удобной мишенью для популистов разных мастей, уверен Коболев. «После раскрытия данных на эти компании обнаружится политическое давление, – говорит он. – Когда придет время нанимать новых менеджеров, компетентные люди просто не захотят уходить».

«Люди, которые зарабатывают миллиарды и платят сотни миллионов в бюджет, вынуждены будут оправдываться за свое вознаграждение, – соглашается глава офиса Korn Ferry в Киеве Роман Бондарь. – Любая разница между минимальным заработком и суммой от $50 000 до $1 млн в год может быть агрессивно раскритикована».

Закон играет на руку, по словам Коболева, "влиятельным людям, для которых коррумпированный менеджмент госкомпаний является главным условием успеха их бизнеса".

Что дальше? Следующий возможный шаг – снижение зарплат до уровня 2013 года, говорит Коболев. С ним соглашается экс-замминистра экономики Светланы Панаиотиди: «Под давлением оппозиции заработные платы могут быть снижены до условных 50 000 грн, – говорит она. – Руководитель госкомпании, которая генерирует миллиарды гривен, не может получать такую ​​зарплату – это приведет к коррупции».

Сколько получают главы известных госкомпаний

Лунные зарплаты главам правления и наблюдательным советам 5 октября опубликовали несколько компаний:

  • глава ПриватБанка Герхард Беш получил за октябрь 1,1 млн. грн.;
  • глава «Укрпочты» Игорь Смилянский получил 272 000 грн с надбавкой 40 800 грн;
  • и.о. главы Администрации морских портов Украины Александр Голодницкий получил 289 000 грн;
  • и.о. главы Укрэксимбанка Сергей Ермаков заработал 450 200 грн.;
  • глава Укргазбанка Андрей Кравец получил 620 160 грн.;
  • руководитель Сбербанка Сергей Наумов заработал 1 млн. грн.

Компании, опубликовавшие отчеты 5 ноября, сделали это по-разному. ПриватБанк, например, поставил на сайт подробную таблицу, указав должности и выплату за прошлый месяц, а «Укрэнерго» залил PDF с общей суммой для всего наблюдательного совета и руководителей. «Борисполь» пропустил дедлайн – пресс-секретарь Юлия Красовская сказала, что юристы еще изучают новые нормы. Аэропорт планирует опубликовать отчет на следующей неделе с 8 по 12 октября.

Юрист «Укроборонпрома» Даниил Федорчук сказал, что компания не подпадает под этот закон, потому что имеет особую форму собственности – это концерн. «После того, как концерн превращается в акционерное общество, мы будем публиковать данные о зарплатах на сайте компании по закону», – говорит Федорчук. Глава концерна Юрий Гусев и в закон должен ежемесячно показывать доход: его зарплата превышает 50 минимальных заработных плат – 398 тысяч гривен в месяц.

Что думают управленцы госкомпаний
«Оператор ГТС Украины» пропустила дедлайн и примет решение о том, что делать с отчетом после того, как юристы изучат закон. "Обычно ежегодно публикуется уровень компенсации всего менеджмента", – говорит глава компании Сергей Макогон. По его словам, объявлять большую зарплату отдельного человека, называя его имя и фамилию, – опасно.

Раскрытие зарплат топ-менеджеров и наблюдательного совета – международная практика, но украинцы, не привыкшие к большим цифрам, раскритикуют высокооплачиваемых руководителей, говорит Игорь Смилянский, СЕО «Укрпочты». По его словам, и так небольшой приток кадров в госсектор будет еще меньше. «В нашей стране люди считают, что крупными компаниями могут управлять менеджеры по заработной плате водителя Uber, – говорит он. – Они спокойно живут с тем, что чиновник получает $300, но ездит на мерседесе и живет в Конче-Заспе».

Председатель наблюдательного совета аэропорта «Борисполь» Владимир Жмак не понимает, зачем нужен этот закон, если госкомпании и так отчитывались о зарплатах в годовых финотчетах. «Делать это ежемесячно – дополнительная бюрократия, – говорит он. – Возможно, кто хочет показать, что в госсекторе люди получают много. Неясно, кому это принесет дивиденды. Только спровоцирует конфликт в обществе». По его словам, работа начинающих менеджеров и непубличных членов наблюдательных советов может пострадать, если они воспримут такую ​​огласку чувствительно.

 

lжерело: forbes.ua