Новый курс гривни не принесет экспортерам ожидаемых выгод, а импортерам глобальных потерь.

Девальвацию гривни, которая продолжается уже пару недель, большинство финансовых аналитиков оценивают положительно, критикуя при этом стремительность, с которой это было сделано. И отмечают при этом, что от удешевления гривни выиграют экспортеры и проиграют импортеры. Теоретически это действительно так, но в украинских реалиях девальвация мало кому из крупнейших экспортно ориентированных отраслей пойдет на пользу, тогда как для импортеров изменение курса станет куда меньшей трагедией, чем многие чиновничьи инициативы последних двух-трех лет.

В последние годы как о лидере отечественного экспорта принято говорить о сельском хозяйстве. По итогам одиннадцати месяцев 2013 года доля аграриев в экспорте достигла 20,6%, однако почти половину всей привлекательной для мира украинской сельскохозяйственной продукции составляют зерновые культуры (9,4%). Себестоимость производства зерна за последний год выросла в среднем на 15%, а цены на рынках снизились на 35–40%. В итоге, по данным ассоциации«Украинский клуб аграрного бизнеса», средняя арифметическая рентабельность основных сельскохозяйственных культур находится на уровне 2%. Ослабление национальной валюты в этом случае могло бы частично исправить ситуацию. Но в структуре себестоимости украинского зерна порядка 40–50% занимают нефтепродукты, которые на фоне изменения курса гривни уже показали рост на 2–3%. А в целом эксперты ожидают их роста на 4–5% дополнительно к проценту девальвации, что нивелирует курсовое преимущество аграриев.

Еще одна крупнейшая позиция украинского экспорта — минеральные продукты, которые по итогам одиннадцати месяцев 2013 года заняли долю 11,2%, причем большую половину дал экспорт руды (6,2%). Для этого сырья девальвация гривни, безусловно, позитивное событие, так как сейчас этот рынок на подъеме благодаря

растущему спросу в Китае. В прошлом году Поднебесная обогнала США по объемам внешней торговли (и стала номером один) как раз за счет импорта трех позиций — железной руды, угля и нефти. Причем прирост импорта руды составил весомые 10% в том числе за счет украинского сырья. В этом году китайские металлурги не планируют сбавлять темпов, поэтому после девальвации гривни украинская руда оказывается в выигрыше.

Другое дело, что этот выигрыш в некотором роде достигается благодаря сокращению экспорта более маржинального товара — продукции металлургии.

В прошлом году доля металлургов в торговле за рубеж была по-прежнему высока — 28,1%, из которых 22,8% приходилось на черные металлы.

Но по сравнению с 2012 годом за одиннадцать месяцев было отмечено сокращение экспорта на 8,3%. Это, в частности, связано с замедлением темпов роста потребления стали в мире — до 2,5% в 2013-м на фоне того, что Китай увеличил производство на 7,5%. В такой ситуации говорить, что девальвация окажет какое-либо существенное влияние на экспортные позиции украинских металлургов, вряд ли стоит, тут все зависит от спроса.

Отечественному машиностроению (доля 16,4%) тоже не приходится рассчитывать на особый выигрыш от девальвации. Дело в том, что почти 70% отечественного экспорта машиностроительной продукции приходится на страны СНГ, в частности Россию и Казахстан. Однако в 2014 году в этих странах наблюдаются аналогичные курсовые процессы. Так, в январе российский рубль упал по отношению к доллару на 6,8%, Казахстан и вовсе объявил о почти 20-процентной девальвации тенге на этой неделе. А стало быть, все выгоды от 8%-ного падения гривни автоматически исчезают.

Что касается импортеров, то лидирующие позиции в структуре внешней торговли занимает топливо — нефть и продукты ее перегонки. По итогам одиннадцати месяцев прошлого года на их долю приходилось 27,6%, при том что в денежном выражении эта часть импорта сократилась на 19,8%. Но, как показывает опыт предыдущих лет, повышение цены, как правило, не отражается на объемах потребления страной бензина и дизтоплива, что дает импортерам возможность просто переложить свои дополнительные расходы на потребителей, не снижая при этом уровень рентабельности.

В химической промышленности, занимающей 10,8% в структуре импорта, наиболее значимым в денежном эквиваленте является вклад фармацевтов (3,9%). Но вряд ли импортеры потеряют свою прибыль: опыт 2008–2009 годов свидетельствует, что поставщики научились довольно быстро оптимизировать свой ассортимент и завозят более дешевые медикаменты. Кроме того, прошлогодние новшества на рынке (лицензирование импорта, сертификация GMP) уменьшили долю импортеров до 70%, тогда как отечественные производители начали выпускать аналоги самых ходовых зарубежных препаратов. В условиях девальвации эта тенденция только усилится.

Из серьезных импортозависимых отраслей следует отметить также автопром (7,2%), который в прошлом году сократил импорт в количественном денежном выражении на 8,4%. При этом большинство автомобилей в течение прошлого года подорожали на 7–8%, то есть введение новых ставок пошлин на ввоз авто с апреля 2013 года и утилизационного сбора в зависимости от объема двигателя не стало концом света. Девальвация тоже вряд ли сможет похоронить этот рынок.

Комментарии