ugol

Отечественный угольный рынок готовится к революции. В ближайшее время его ключевой игрок — ГП «Уголь Украины» — свернет деятельность по торговле углем внутри страны, сосредоточившись на его экспорте. Таким образом, в Украине закончится эпоха жесткого ценового регулирования угольной продукции.

Экспортные ворота

На протяжении долгих лет в Украине существует модель так называемого централизованного сбыта угольной продукции. Ее суть состоит в том, что госшахты продают собственную продукцию оператору рынка — ГП «Уголь Украины», а тот уже перепродает ее потребителям. На начальном этапе благодаря такой схеме государству удалось быстро и эффективно стабилизировать ситуацию на энергорынке. Во-первых, потому что торговля через «Уголь Украины»подразумевала жесткое государственное регулирование отпускных цен на уголь. Во-вторых, модель централизованного сбыта гарантировала удовлетворение внутренних потребностей в угольных ресурсах и, что самое главное, своевременную оплату продукции госшахт. Но в ближайшее время правила игры на внутреннем рынке Украины кардинально изменятся. Об этом стало известно фактически случайно: на прошлой неделе Азербайджанский фонд поощрения экспорта и инвестиций сообщил о том, что в настоящее время «Уголь Украины» занимается налаживанием поставки украинского угля за рубеж. В том числе в Азербайджан. «С этой целью ГП ищет партнеров», —лаконично говорится в сообщении фонда.

Поначалу эта новость не привлекла к себе никакого внимания, ведь руководство «Угля Украины» уже давно декларировало планы по диверсификации сбыта угольной продукции. К тому же не секрет, что в последние пару лет добыча угля в Украине растет, тем самым усложняя задачу его сбыта. Но скорее всего переориентация «Угля Украины» с внутреннего на внешние рынки связана не с формированием в стране угольных излишков, а с прокатившейся недавно по Украине приватизацией шахт. В ее ходе из-под контроля государства вышел целый ряд ключевых холдингов, новоиспеченные собственники которых тут же отказались торговать углем через «Уголь Украины».

Таким образом получилось, что сейчас через ГП реализовывается всего несколько миллионов тонн угля в год, тогда как еще совсем недавно эта цифра ежегодно достигала 17–20 миллионов тонн.

Решение угольных магнатов бойкотировать «Уголь Украины» связано не только с их желанием освободить свежеприватизированные предприятия от зависимости перед этим ГП, а объясняется элементарной экономикой. Дело в том, что оператор рынка реализовывает топливо по средневзвешенной фиксированной цене, которая, как правило, ниже рыночной. Но главная проблема «Угля Украины» в том, что с первых же дней своего существования у предприятия сформировался имидж структуры, с помощью которой кураторы отрасли реализовывали свои бизнес-схемы в ущерб угледобытчикам. Существуют десятки способов заработка на торговле государственным углем. Суть одного из наиболее эффективных и распространенных заключается в том, что «Уголь Украины» зачастую вместо угля продает специфический продукт, представляющий собой смесь качественного топлива и шлама. Это могут подтвердить, например, в «Западэнерго», которое несколько месяцев назад получило от «Угля Украины» угольную продукцию марки ГСШ 0–13 с содержанием золы на уровне 58% (тогда как предельно допустимый уровень вдвое меньше — 25%).

Обоюдовыгодное решение

Сейчас по указанным причинам «Уголь Украины» вынужден сужать канал закупки угля у госшахт, который те, в свою очередь, приобретают у кураторов так называемых копанок (нелегальных шахт). По данным «k:», до последнего времени среднегодовой бюджет таких операций составлял 1 млрд. грн., что в пересчете на его среднерыночную стоимость позволяет утверждать, что таким образом нелегально через ГП сбывалось более 1 млн. т угля в год. Этот факт выглядит особо цинично на фоне того, что зачастую склады государственных шахт завалены собственной продукцией, которая, как, например, энергетический уголь, со временем теряет свои топливные свойства. Но сейчас шахты сократили объем продаж черного золота через «Уголь Украины», а вместе с ним упал объем перепродаж теневого угля.

На этом фоне решение главы «Угля Украины» Владимира Соколова переориентироваться на внешние рынки выглядит единственно разумным. Во-первых, налаживание поставок угля за границу позволяет ГП обоснованно привлечь к этой деятельности ряд частных компаний-контрагентов, на счетах которых и будет оседать основная часть доходов от трейдинговых операций. Во-вторых, что самое главное, выход «Угля Украины» с внутреннего рынка Украины нивелирует напряжение между куратором этого госпредприятия Юрием Иванющенко и главным «приватизатором» шахт Ринатом Ахметовым.

Кстати, такая трансформация рынка позволяет подопечным Рината Леонидовича вернуться к лоббированию своей старой идеи — внедрению биржевой формы торговли углем. Безусловным плюсом этой схемы является справедливое ценообразование: стоимость угля напрямую зависит от его энергетической ценности (калорийности). Правда, в Украине по такой же схеме уже давно торгуют нефтью и сжиженным газом, что не мешает искусственно занижать аукционную стоимость этих энергоресурсов, выводя центр прибыли за контуры государственных нефтегазодобывающих предприятий. На практике это означает, что доходы рядовых шахтеров в лучшем случае сохранятся на прежнем уровне, а оставшиеся в госсобственности шахты, как и прежде, будут испытывать дефицит инвестиций, тем самым толкая вверх себестоимость их продукции и делая ее еще менее конкурентоспособной в сравнении с частниками.