russia-1

Кто мне испортит настроение хоть на минуту, тому я его испорчу на всю жизнь”, – говаривала китайская правительница Цы Cи. Те, кто испортил Владимиру Путину настроение накануне его третьей инаугурации, могут теперь готовиться к большим неприятностям.

 Этот закон, воспринимаемый как личный политический проект старого­нового президента, не только не был затребован снизу, но и вызвал непривычный разброд даже в верхах”.

Так прокомментировала “Газета.ру” новый российский закон о митингах, по которому резко возросли штрафы за участие “в незаконных массовых акциях”. Заметим вкратце, что прогрессивное мировое человечество, которое накануне ЕВРО­2012 буквально с цепи сорвалось, зациклившись на состоянии демократии в Украине, нововведений российской “демократии” путинского образца практически и не заметило...

Но это еще не все. Специалисты отметили, что по сравнению с “недемократичной” Украиной митинги в России уже давно под запретом. Хотя и у нас маленькие судебно­чиновничьи хитрости позволяют  запретить нежелательный митинг, но если он уже случился, к тому же – массовый, то вряд ли кто сильно против него брыкается. В Москве же, Санкт­Петербурге, Нижнем Новгороде герои ОМОНа настолько “героически” сражаются с митингующими, что даже вне очереди получают московские квартиры. Тем не менее, каждого 31 числа в упомянутых городах всегда собираются митинги в поддержку 31 ст. Конституции России, которая, кстати, разрешает митинги и манифестации.

Заметим, что в последние месяцы путинщине пришлось столкнуться с по­настоящему массовыми митингами – до 40 тысяч человек. Во главе последних стали не политики, а “лидеры снизу” – писатель Борис Акунин (“Турецкий гамбит”, “Статский советник” и проч.), музыкант Андрей Макаревич, телезвезды Леонид Парфенов и Ксения Собчак, общественные деятели Алексей Навальный и Сергей Удальцов. Москвичи и петербуржцы решительно выступили против массовых фальсификаций декабрьских выборов в Думу  и мартовских – президента.

Апогеем митинговой активности оказались майские праздники и период инаугурации (7 мая) нового­старого президента. Размах протестов так напугал власти, что срежиссированный когда­то – в лучшие времена – Никитой Михалковым обряд следования кортежа избранного президента в Кремль пришлось проводить в безлюдной Москве. Все силы были брошены на то, чтобы ни один москвич не появился на тротуарах во время проезда Путина. Весь мир обошли кадры мертвого города и одинокого бронированного “мерседеса” с президентским штандартом…

12 июня – день выборов Ельцина в 1991 году в президенты – был назван Днем России и объявлен национальным праздником. Соответственно, это – выходной день, на который оппозиция планировала и долго согласовывала с властями митинги. Вроде что­то на отшибе и разрешили, но примерно за неделю до событий Дума, а затем и Совет Федерации, и президент Путин сверхскоростными темпами внедрили упоминавшийся нами закон в жизнь. С тем, чтобы 12 июня уже его применить на всю катушку. Но, увы, по прогнозам, количество предполагаемых участников митингов никак падать не собиралось. И тогда 11 июня начались массовые обыски офисов, квартир и даже квартир родственников лидеров оппозиции. Таковыми стали упоминавшиеся нами Навальный, Удальцов, помощница депутата Госдумы Пономарева Баронова, а также лидер организации “Солидарность” Илья Яшин и Ксения Собчак. На 12­е все они были вызваны на допрос в Следственный комитет России.

В результате же обысков изъято самое “подрывное” – компьютеры, но у Собчак – и доллары в конвертах. Сама дочка первого (после КГБ СССР) работодателя В. В. Путина Анатолия Собчака (первого мэра Санкт­Петербурга), заявила, что полиция ее не только ограбила, но и унизила. К тому же, что это ее дело, как хранить деньги – в конвертах или в банке…

Как бы там ни было, но массовый митинг в Москве состоялся (50 тыс.  участников), хотя как минимум трое лидеров – Навальный, Собчак и Яшин все же пришли по повестке к намеченному времени в Следственный комитет. Где их добросовестно продержали  2 часа…

Леонид Романовичев