Память до востребования!

В предстоящие выходные многие из нас посетят могилы близких и друзей, чтобы в очередной раз в кладбищенской тиши по­общаться с теми, кого мы любили и кто любил нас, понимал с полуслова и был верным другом и соратником во всех ра­достях и печалях.

Человек рожден что­бы умереть — эта фи­лософская истина не носит в себе отпечатка горести и печали, а всего лишь констатиру­ет бренность и тлен­ность всего живого. Увы, это так и никуда от этого не деться. Вечна лишь память об умер­ших, да и то не обо всех. Говорят, что жизнь каждого из нас закон­чится тогда, когда о нас перестанут помнить. Посещение многочис­ленных городских клад­бищ и состояние из­рядного количества мо­гил показывают, что не­мало из тех, кто не столь давно дышал с нами одним воздухом, умер окончательно и бесповоротно.

На центральных кладбищах г.Запорожья, к каковым можно смело отнести Капустяное, немало забро­шенных памятников и могил в которых поко­ятся останки Героев Советского Союза и Социалистического труда, орденоносцев, участников Великой Отечественной войны. Наверное, в том, что могилы оказались заб­рошенными нет ничьей вины, все мы бренны в этом мире. Но если мы хотим чтобы подраста­ющее поколение с уважением относилось к прошлому, то, навер­ное, не в последнюю роль в этом будет иг­рать и то, как государ­ство и общество отно­сится к памяти о тех, кто при жизни был гордостью отечества и не жалел сил и самой жизни для его процве­тания и прославления.

Проблемы неухо­женных могил усугуб­ляются еще и тем, что каждый год с карты области исчезают не­когда многочисленные населенные пункты. Достаточно сказать, что на территории нашей области свыше пяти­десяти сел, в которых сегодня проживает от одного до пятидесяти человек и надо пони­мать, что просуществу­ют они недолго. Где была жизнь, там есть и погосты, к сожалению, заброшенные. Жуткую картину на заброшен­ных кладбищах пред­ставляют из себя на­клонившиеся кресты и пирамиды со звездоч­ками, под которыми на­шли приют те, кто строил нашу державу и считал ее Родиной. На­верное, мы подошли к той черте, когда зако­нодательно должны рассмотреть и урегу­лировать правовой ста­тус кладбищ, остав­шихся в брошенных деревнях. Нельзя допу­стить того, чтобы по ним прошлись тракто­ра, плуги и бороны превратив города мер­твых в место наживы живых. Заботясь о веч­ном упокоении безы­мянных героев Вели­кой Отечественной, ос­танки которых и сегод­ня находят поисковики и торжественно их предают земле, мы молча и равнодушно наблюдаем как безжа­лостная природа сти­рает с лица земли брошенные могилы на­ших предков. Пока еще есть возможность оста­новить исчезновение памяти о тех, кем не так давно годилась страна. Будут ли это курганы, или колумба­рии, кремировать ли останки с заброшен­ных кладбищ или пере­захоранивать в общих могилах под одной стелой — решать нам коллегиально и путем обсуждения на обще­ственных слушаниях. Но то, что нельзя быть к этой теме равнодуш­ным всем нам, думает­ся, не подлежит сомне­нию. Каждый из нас своим трудом заслу­жил право как итог жизни оставить след на этой земле в виде надгробной таблички или чего-либо подоб­ного, и ни у кого нет власти на то, чтобы это право у нас отбирать, даже у мертвых.

Не будем равно­душными, если мы дей­ствительно ценим и уважаем свое прошлое не на словах, а на деле. Многие из создателей этого прошлого к со­жалению уже лежат на кладбище и вспомина­ем мы о них не так уж и часто как они того заслуживают. Память она или есть или ее нету, но по отношению к прошлому память до востребования быть не должна.