infliacia-new Сейчас экономика Украины чувствует себя гораздо лучше, чем осенью 2008 года. Но если мир все же накроет очередная волна глубокой рецессии, мы вряд ли сможем отсидеться.

 Казалось бы, страхи кризиса 2008 года уже позади, и Украина все же совладала с угрозой дефолта, обвальным падением экономики и смогла укрепить расшатанную банковскую систему. К тому же, валютный рынок спокоен, пусть и благодаря административному давлению Нацбанка. Дефицит внешнеторгового баланса за первые 8 месяцев в разы ниже, чем в 2008-ом. Доля «проблемных» кредитов наконец-то начала сокращаться, а уровень госдолга нашей страны составляет 30% ВВП, что ни в какое сравнение не идет с той же Италией (119% ВВП), Ирландией (102,7% ВВП) или Португалией (94% ВВП). Правда, обслуживание госдолга обходится Украине дороже, чем европейцам.

 Все почти хорошо

 Главный показатель того, что экономика Украины постепенно восстанавливается – значительное сокращение темпов инфляции, а также рост ВВП. Если в кризисном 2008 году инфляция за январь-август составила 14,8%, то за аналогичный период 2011-го – лишь 4,1% (почти, как в США). Причем, и в августе, и в июле наблюдалась дефляция. Даже в январе-августе экономически удачного 2007 года инфляция составила 11,6%. Позитивная тенденция налицо. А лавры борьбы с инфляцией себе приписывает Нацбанк.

 «Наши расчеты доказывают, что больше всего удешевлению продуктов питания способствовали согласованные действия НБУ и правительства Украины», – рапортует глава Нацбанка Сергей Арбузов. Правда, осенью инфляция все-таки ускорилась.

 Не менее оптимистичны данные по ВВП – за первые 8 месяцев его прирост составил около 5% в сравнении с аналогичным показателем 2010 года. Это неплохой показатель. Даже в относительно благополучной Германии за I полугодие 2011-го ВВП вырос лишь на 0,1%, а во Франции и вовсе был «нулевым». К тому же, по прогнозам Минфина и МВФ, ВВП Украины за весь 2011 год вырастет на 4,7%, а по оценкам НБУ в 2012-ом рост составит 4 ± 0,5%. Впрочем, особенно и радоваться не стоит – во время кризиса украинский ВВП провалился намного сильнее, чем у европейских соседей.

 Даже в банковской системе, которая сильнее всего пострадала от кризиса, сейчас все спокойно: банки снижают убытки, долит капитал в «Надра». Хотя в трех банках все еще остается временная администрация.

 Хороший сигнал – курс гривны в проекте госбюджета на 2012 год установлен на уровне 8 грн. Предыдущий курсовой ориентир, назначенный в госбюджете-2011, пока исполняется.

Чего нам бояться?

 Несмотря на видимую тишь и благодать, существуют риски, которые способны превратить нашу страну во вторую Грецию. Начали расти котировки кредитных дефолтных свопов (CDS) Украины – этот финансовый инструмент отражает вероятность наступления банкротства страны. Да, им еще очень далеко до пикового значения в 3848 пунктов, на котором CDS Украины находились 1 апреля 2009 года. Но рост свопов за июль-сентябрь составил +75%, достигнув к началу октября 810 пунктов. Для сравнения, в начале первой волны кризиса на 1 октября 2008-го CDS Украины находились на уровне 726 пунктов. Впрочем, сейчас котировки формируются инвесторами значительно более осмотрительно, чем три года назад. У той же Греции CDS 30 сентября равнялись 5157, а у Италии – 456 пунктов.

 Еще один «звоночек» – отрицательное сальдо внешней торговли. Если за I полугодие 2010 года преобладание экспорта над импортом составило 552 млн.дол., то в I полугодии 2011-го – наоборот, импорт превысил экспорт почти на 3 млрд.дол. Доминирующий рост импорта говорит о том, что курс национальной валюты завышен. И что валютные резервы Нацбанка – под угрозой вымывания.

 Да, пока состояние внешнеторгового баланса далеко от кризисного (в I полугодии 2008 года его дефицит составил 6,8 млрд.дол.). Но при ухудшении ситуации в мире, состояние внешней торговли значительно ухудшится. Ведь спрос на украинскую продукцию в мире и так уже падает. И Нацбанку придется девальвировать гривну.

 Пока что резервов НБУ (запасов золота и иностранной валюты, которые в любой момент могут быть использованы для финансирования дефицита платежного баланса или интервенций на валютном рынке) достаточно, чтобы контролировать курс.

 Но даже Сергей Арбузов признает, что тех 38 млрд.дол., которые есть у него в запасе, может оказаться недостаточно, чтобы сдерживать гривну, если мировая рецессия захлестнет Украину. Тем более, что переговоры с МВФ об очередном транше затянулись на неопределенное время, и пополнять резервы сложно.

 Вообще, девальвация – это нормальное явление в развитых странах, которое «подстегивает» экономику, и в первую очередь – внешнюю торговлю. Но для Украины подобный сценарий крайне опасен ввиду того, что обычно носит не объективный экономический, а сугубо административный характер. А значит, экономике сложнее адаптироваться к смене курса национальной валюты.

Готовимся?

 Около 30% внешнеэкономических операций Украина проводит с ЕС. Эти тесные партнерские связи могут обернуться против нас, если обещанная Евросоюзу в ближайшие 12 месяцев рецессия все же станет реальностью. Особенно высоки риски для банковского сектора и дочерних банков из европейского региона. Начнись у материнских структур проблемы, и они будут, прежде всего, заниматься спасением себя, а лишь затем – своих дочек в Украине.

 Не лучшие сигналы подает и фондовый рынок, который чувствует приближение проблем гораздо раньше экономики в целом: за август-сентябрь украинские биржи обвалились почти на 40%.

 Конечно, можно успокаивать себя, что страна уже прошла через «мясорубку» 2008–2009 годов, и справиться со второй волной кризиса мы точно сможем. И это чистая правда. Однако неспособность властей противопоставить приближающейся волне проблем действенные меры пока разочаровывает. Еще нет политической воли к снижению коррпуционного давления на бизнес. Не видно и готовности снижать фискальное давление ради стимулирования создания новых рабочих мест, как то делается, к примеру, в США.

Состояние украинской экономики до кризиса 2008 года и на пороге второй волны рецессии*

 

ВВП Украины, изменение к аналогичному периоду предыдущего года

Экспорт,  млн. дол.**

Импорт, млн. дол.**

 

Сальдо внешнеторгового баланса, млн. дол.**

Инфляция

8 месяцев 2007

7,5%

29144

31965

-1980

11,6%

8 месяцев 2008

7,1%

41132

49068

-6769

14,8%

8 месяцев 2011

5%

42246

45544

-2901

4,1%

*По данным Государственного комитета статистики, Кабинета министров, Национального банка. **Данные за I полугодие 2007, 2008 и 2011 годов соответственно.

Николай Азаров, премьер-министр Украины:

 «Та работа, которую осуществляло правительство на протяжении полутора лет и благодаря которой удалось уменьшить дефицит бюджета, является самой главной антикризисной мерой, которая дает возможность нам сейчас говорить о том, что мы готовы к возможному мировому кризису намного лучше, чем это было в 2008 году. Если мы не сможем в случае кризиса найти кредитные ресурсы в 2,5%(дефицита бюджета – Ред.), закроем это за счет внутренних ресурсов».

Филипп Ле Уэру, Вице-президент регионального управления Всемирного банка по Европе и Центральной Азии:

 «Проблемы суверенных долгов в Западной Европе могут поставить под угрозу устойчивость сравнительно неуверенных темпов восстановления экономики. И регион Восточной Европы (Украина входит в их число – Авт.) и Центральной Азии особенно зависим от Западной Европы с точки зрения экспортных рынков, источников финансирования, поэтому замедление темпов экономического роста на Западе будет иметь негативные последствия».

Александр Сугоняко, президент Ассоциации украинских банков:

 «Интеллектуально и психологически нынешняя власть готова к кризису лучше, чем в 2008 году, так как у нее есть опыт борьбы с кризисными событиями. Однако с точки зрения эффективности контрмер и прошлая, и нынешняя власти находятся на одном уровне. Например, хорошая идея о пересмотре некоторых условий нашего членства во ВТО, чтобы минимизировать риски от негативного внешнеторгового баланса. Однако, удастся ли это реализовать – неизвестно».

Александр Пивоварский, старший региональный экономист по Восточной Европе и странам Кавказа ЕБРР (специально для «Денег»):

 «Украина остается страной, зависимой от международной торговли и потоков капитала. Многие украинские банки имеют инвесторов из Западной Европы, переживающих сейчас не лучшие времена. А это создает дополнительные риски для банковской системы. Поэтому единственный путь избежать «второй волны» кризиса, или хотя бы минимизировать ее влияние – быстрыми темпами проводить структурные реформы, которые постоянно откладываются. Хотя реальный эффект от них Украина ощутит лишь спустя 1–2 года».

 Резюме: Украинские власти потенциально готовы ко второй волне кризиса. Но ни рост ВВП, ни валютные резервы не спасут, если руководство страны будет и дальше оттягивать реформы в финансовом и фискальном секторах, а также в сфере дерегуляции бизнеса.