"Порядок! Порядок!" Каждую среду в британском Парламенте можно услышать тонкий, сдавленный крик спикера на фоне гвалта из-за вопросов премьер-министра. Это голосовое топанье ногой редко способно заставить членов парламента вести аргументированные дискуссии.

Примерно также влиятельные эксперты в сфере иностранных дел призывают к тому, что они называют "мировой порядок". Они боятся, что международная ткань изнашивается. Мир расходится по швам: беспорядки на Ближнем Востоке, захват частей Украины Россией, агрессивная тактика Китая по расширению своих прибрежных вод или эпидемия Эболы в западной Африке. Частично призыв к порядку в 2015 году будет соблюдаться, так как благодаря усилиям господина спикера будет царить ощущение грядущего хаоса.

Сейчас кажется, что управлять миром трудно, как никогда. Граждане сыты по горло управляющими ими элитами: украинцы восстали против воровской номенклатуры в своей стране, студенты заняли район Централ в Гонконге, а европейские популисты, такие как французский Национальный фронт и Партия независимости Соединенного Королевства, планируют свергнуть технократов в Брюсселе. Джихадисты Исламского государства (ИГ) угрожают крушить все и вся на Ближнем Востоке и за его пределами. Пока демократические лидеры выглядят слабыми и колеблющимися, их авторитарные коллеги вовсю арестовывают своих оппонентов, закрывают рот средствам массовой информации и захватывают своих соседей. Понимаешь, что что-то не так, когда Генри Киссинджер, осипший старейшина среди экспертов по международной политике, пишет книгу под названием «Мировой порядок», предупреждающую об "угрозе хаоса".

Часть трудностей, с которыми сталкивается мир в попытке реагирования на эти тенденции, заключается в том, что ожидания результатов политиков на международной арене опережают реальные возможности. После развала Советского Союза сила США была неоспоримой. Но вместо того, чтобы объявить победу и отправиться домой, Америка стала принимать участие во всех мировых вопросах. Некоторое время такое вмешательство казалось вопросом стремления к власти и проницательной политике. Но последнее десятилетие продемонстрировало, что эта точка зрения была наивной. Мир беспорядочен. Как говорят, успех в политике заключается не в идеальности. Он движется от неудачи к неудаче не теряя энтузиазма.

Оптимистическая сторона

Оптимисты, вооруженные более реалистичными ожиданиями, могут привести три причины надеяться на улучшение в 2015 году. Во-первых, демократии нужно время, чтобы научиться реагировать на новые угрозы и опасности, но когда она все же этому научится, она будет придерживаться соответствующих новых принципов. Есть из-за чего осуждать задержку, с которой мир, наконец, серьезно воспринял Эболу: десятки тысяч людей могут погибнуть до того, как проблема будет решена. Также расстраивает нежелание Европы вводить санкции против России за аннексию Крыма и раздувание конфликта в восточной Украине. После того, как эти трагедии вошли в повестку дня, правительство начало действовать.

Вторая причина умерить свой пессимизм - адаптация. В Европе после 1945 года немцы всегда поддерживали сотрудничество с Россией, но новая решительная Германия стала рассматривать Россию как угрозу. Кроме того, Китай и Япония начали откладывать в сторону свои разногласия. Не потому, что они решили сдаться в своем длительном территориальном споре по поводу нескольких скалистых поверхностей в Восточно-Китайском море, а потому что обеим странам нужен экономический подъем в результате стабильного торгового и инвестиционного обмена.

Третья причина касается Америки. Эксперты критикуют Барака Обаму, некоторые называют президента слабым и сбитым с толку, другие говорят, что мощь Соединенных Штатов идет на спад.

Эти обвинения искажают подход господина Обамы и сильно переоценивают потерю власти США. Президент, который направил спецназ в Пакистан, чтобы схватить Усаму бен Ладена, - не пораженец, а вооруженные силы, которые проводили операцию, не ослабли. Но за последние несколько лет господин Обама высказывал мнение о том, что Америка не может действовать в одиночку как полицейский всего мира: стороны, которые используют выгоды концепции «Пакс-Американа» благодаря открытой торговле и правопорядку (пусть и не идеальному) икоторые разделяют распространенную западную точку зрения о правах человека, обязаны помогать Соединенным Штатам в обеспечении порядка.

С аналитической точки зрения этот аргумент имеет много обоснований. Но с политической точки зрения он провальный. Когда господин Обама заявляет об ограниченной силе своей страны, американцы видят в этом пораженчество, союзники - отказ Америки от своих обязательств по обеспечению безопасности, а конкуренты Америки в Москве и Пекине - шанс вмешаться.

Урок для господина Обамы таков: ему придется брать на себя роль лидера из-за того, что международная политика ненавидит пустоту. Именно это он начал делать на Ближнем Востоке, образовав коалицию против ИГ, хотя даже тогда его очевидное нежелание привлекать спецназ для выявления целей и обучения иракских войск и сирийских ополченцев подорвало миссию. Создание коалиции - непростая задача, но господину Обаме нужно резко сменить свою риторику последних двух лет: Америка заставляет других брать на себя груз ответственности не тогда, когда отступает, а тогда, когда участвует в решении мировых проблем.

Тем не менее, другим странам еще сложнее. Европейцы поглощены своей психологической драмой стагнации ЕС. Многие большие развивающиеся державы, такие как Индия, Бразилия и Южная Африка, одновременно цепляются за пиджак Дядюшки Сэма и презирают его только потому, что рассматривают умаление мировой супердержавы как стимулирование их собственного регионального влияния. Но это сочетание перекладывания ответственности и местных амбиций может иметь разрушительные последствия. Когда страдает мировое экономическое и политическое сотрудничество (без разницы, от чего: войны, эпидемии или банальной халатности), это наносит удар по всем странам. Если мы хотим добиться существенных улучшений в 2015 году, нужно помочь Америке.